Медик волонтерской службы: «Благодарю войну за людей, которых встретила»

Фев 16 • ИНТЕРВЬЮ • 60 Views • Комментариев к записи Медик волонтерской службы: «Благодарю войну за людей, которых встретила» нет

16780677_1349480871777032_1527196550_n

Медик волонтерской службы АСАП «Хоттабыч» Юлия Паевская называет свою команду «Ангелы Тайры»… Встретились мы двумя месяцами ранее, на месте дислокации «ангелов» в Попасной, тогда – довольно неспокойной части передовой. АСАПовский джип подобрал меня на пустой автобусной остановке. Тайра сидела на переднем сидении в какой-то напоминающей монгольскую меховой шапке. Юля обаятельно и открыто улыбалась. По дороге в «медштаб» машина притормозила возле школьника, голосовавшего у обочины. Тот без страха сел в салон и показал, куда ехать. Дом парнишки находится в нескольких сотнях метров от передовой, неподалеку и штаб «Ангелов».

В домике, который экипаж арендует у местной жительницы, нас ждал приготовленный Тайрой борщ.  Сразу перешли на «ты» – «официоз» Тайру раздражает. Она говорит, что волонтером назвать себя не может, не любит само слово: «Мне кажется, что есть в этом какой-то оттенок непрофессионализма». Тут же добавляет: «Это не значит, что я плохо к ним отношусь».

Экипаж побывал в разных «горячих точках» – от Широкино до Станицы Луганской, у медиков есть допуск на все точки: «Очень зависит от того, что ты можешь. У нас хорошо оборудованные машины, квалифицированные парамедики, водители».

Тайра в армейскую структуру войти не стремится, так как считает, что там ее эффективность снизится – отчасти из-за того, что медик привязан к своему подразделению и не имеет права без приказа помогать даже соседнему батальону, который ведет бой.

Несмотря на то, что вооруженный конфликт в Донбассе продолжается вот уже третий год, «волонтерская медицина» все еще необходима в районе проведения АТО. «Если мы здесь какие-то дырки затыкаем, значит, мы нужны, – добавляет она. – Сейчас армия чуть лучше, чем была, но не скажу, что идеальная. Медиков недостает, мало техники».

По ее мнению, медслужбе ВСУ на передовой не хватает четкой структуры эвакуации, постоянного обучения, координации на всех уровнях. Тайра подчеркивает: «Если бы жизнь солдата ценилась как в натовских армиях, отношение было бы другое».

Тайра просит не фотографировать ее без макияжа, и это не просто женское кокетство. Для нее имидж – часть работы. Такой же, как и соцсети, где она собирает волонтерскую помощь (у Юлии почти 5 тысяч подписчиков в «Фейсбуке»).

В прошлой жизни, до Майдана и войны, Тайра возглавляла Федерацию айкидо, преподавала боевые искусства, работала художником-дизайнером.

«Когда начался конфликт, когда только зашли в Крым «зеленые людишки», ко мне обратился мой знакомый – нужны были курсы такмедов (специалистов по тактической медицине – ред.). После недели подготовки я стала преподавать», – рассказывает Тайра. Потом она прошла обучение у инструкторов НАТО.

Хотела пойти в армию, но ее отфутболил комбриг – женщины в то время были уже не нужны. Между тем, во время медпрактики на передовой Тайра никогда не слышала от побратимов «кривого слова» в свой адрес. Она награждена «Знаком пошани» от Минобороны и медалью «Захиснику Вітчизни», которую ей вручил в 2014 году комбат батальона имени Кульчицкого.

16753931_1350228801702239_2048612986_n

«Моя заслуга в этом есть, но без поддержки, без народа это все ничего не стоит. Одна я ничего не смогу», – скромно отмечает женщина.

Ее сильно недолюбливают «на той стороне» линии разграничения. Например, недавно в соцсетях распространили ее фотографию с подписью о том, что Тайру якобы «удалось ликвидировать». Значит, реально «достала» врагов.

Тайра выглядит экзотично: блондинка с выбритыми висками, на поясе носит меховой хвост – «для красоты». А в Попасной ее как-то даже приняли за иностранку.

Суровый военный быт ее ничуть не пугает. Она чувствует себя на войне комфортно, с удовольствием готовит еду, а посуду моют мужчины из экипажа.

Местные жители по возможности помогают медикам – то домашней консервацией, то углем. Приходят к Тайре и пациенты из гражданских.

О том, чему всегда радуются женщины, Тайра говорит скупо, без какого бы то ни было сожаления: у нее дома, в Киеве, почти не осталось гражданской одежды.

«Туфли на большом каблуке от Ив Сен-Лорана у меня есть – дочка их будет носить. Но у меня нет никакой тяги. Мы ведь живем, чтобы развиваться и чего-то искать дальше. А если мы будем постоянно готовить один и тот же рис и борщ, так вся жизнь и пройдет», – считает Юлия.

Тайра говорит, что долго не могла понять «дух Донбасса»: «Тут он специфический. Народ здесь очень сдержан, очень недоверчив. Но если они тебе доверяют, то считай, что это все».

«Месяц назад был забавный случай. На рынке за мной долго наблюдала женщина, когда я что-то покупала. Дождалась, пока не будет вокруг никого, и говорит: «Слышишь, сестра, прости, когда войска заходили, я ложилась под танки, чтобы они не прошли. А сейчас если вы надумаете выходить, лягу, чтобы вы не вышли». Это было очень искренне. Спасибо ей большое. Каждый может ошибиться», – убеждена Тайра.

Фронт Юлия надолго не оставляет: боится, что ее не окажется на месте, когда потребуется помощь. По ее словам, мамин выбор разделяет 13-летняя дочь: «Она меня поддерживает, гордится. Она понимает, что на фронте я нужна. Я ей очень благодарна за это».

В конце разговора она сказала: «Я войне очень благодарна за то, что она свела меня со многими хорошими людьми. Они меня вдохновляют. Но не могу простить ей смерти друзей. Война очень меняет нас: такими, как были, уже не будем никогда. Мы все тут «адреналинщики». Война выявляет доминирующие качества человека: у кого в душе было говна много, тот проявил его полностью, а тот, кто был благородным, благородным и остался».

Татьяна Козак для Informator.media

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

« »