Овёс-арестант. Как упрямый фермер за свой урожай с государством боролся

Окт 19 • СТАТЬИКомментариев к записи Овёс-арестант. Как упрямый фермер за свой урожай с государством боролся нет

oves_2_2

12 октября замглавы Луганской облгосадминистрации Вадим Даниелян на заседании оперативного штаба по противодействию рейдерству и обеспечению прав и свобод собственников и владельцев земель, сказал, что в Луганской области нет случаев рейдерского захвата земельных участков или урожая. Кажется, в своей оценке реальности, чиновник был излишне оптимистичен. Informator.media заинтересовала история фермера из Новопсковского района, который смог отсудить арендованные земельные участки, но потерял урожай. Если бы не принципиальность земледельца, то всё закончилось бы взяткой.

Бюрократическо-силовая эстафета

Подать документы на продолжение аренды земли, которая находится в коммунальной собственности необходимо за месяц до истечения срока аренды. Алексей Подопригора подал их за 39 дней.

Но заявление не рассмотрели и даже не зарегистрировали. А когда фермер, который платит 200 тысяч налогов в год, в следующий раз пришел в райсовет — уже после истечения срока договоров — ему сообщили, что нужны техническая документация и выписка на паи. Всё это мужчина начал делать в феврале.

«В июне, когда я уже почти закончил процедуру, ко мне приехала полиция. Я не успел только потому что регистратор 40 дней был в отпуске», — сетует Подопригора.

Спорный участок — 116 гектар земли, на которых фермер к тому моменту вырастил урожай подсолнечника и овса.

Перечислять странности, с которыми он столкнулся при переоформлении договоров, Алексей может часами. Часть странностей похожи на случайность, часть — на сговор.

«Звонит мне следователь 27 июня в два часа. Говорит: На три часа суд. «Как же так? Меня письменно должны уведомить. И это должен делать суд, а не следствие». Ну я быстро приезжаю. Приехал — звонит судья: «Суд на четыре часа». Говорю: «Что это за цирк у вас? То звонит следователь, говорит – на три, то звоните вы, говорите на четыре!» Я не подготовился — не брал никаких бумажек, адвоката не нашел».

0

Алексей Подопригора и море документов

Подопригора убежден, что решение суда было готово заранее, поскольку невозможно напечатать восьмистраничный документ за десять минут, которые прошли между окончанием заседания и оглашением приговора.

Урожай для полиции и прокуратуры

Наиболее примечательная часть приговора — запрет «отчуждать, распоряжаться и использовать» урожай кому-либо, кроме стороны обвинения:

«Накласти арешт на рослини соняшнику, що ростуть на земельних ділянках [перелік ділянок] та на рослини вівсу, що ростуть на земельних ділянках [перелік ділянок], які зберегли на собі сліди кримінального правопорушення, можуть містили інші відомості, які можуть бути використані як доказ факту та обставин, що встановлюються під час досудового провадження, та можуть бути майном, набутим кримінально-протиправним шляхом, заборонивши відчуження, розпорядження та користування ними ОСОБА_1, іншим юридичним та фізичним особам, крім сторони обвинувачення».

Сам фермер трактует это однозначно: рейдерский захват.

Удивила такая формулировка и юриста Алену Лунёву, которая по просьбе Informator.media проанализировала ситуацию.

Алёна обращает внимание на то, что в едином реестре судебных дел есть всего четыре решения, в которых встречается такая фраза. Все они были вынесены судьей Новопсковского районного суда Луганской области Ольгой Стеценко.

2

Поиск по фразе „іншим юридичним та фізичним особам, крім сторони обвинувачення“ в Едином реестре судебных решений

Также Лунёва уверена, что Уголовно-процессуальный кодекс Украины не дает судье права на вынесение подобного решения.

«Но и сам по себе арест урожая, который произрастает на земельных участках, является, на мой взгляд, необоснованным, поскольку одной из целей наложения ареста на имущество является предупреждение его порчи. И эта цель априори не может быть достигнута, если запретить производить любые действия с вызревающим на поле урожаем», — комментирует Алёна.

Подопригора считает, что расчёт был на то, что он не пойдет в апелляцию, и предпочтет решить вопрос по-другому.

«Я слышал о таких историях не раз, — говорит Подопригора. — И платили, знаю, многие, чтоб такие дела закрыть. И по 10 тысяч долларов платили».

3

Количество уголовных производств по ст. 197-1 (самовольное занятие земельного участка)

Алексей Владимирович убежден в своей правоте, поэтому ни платить, ни передисковывать поле (т.е. уничтожать урожай) он не стал.

Апелляционная сатисфакция

«Еду в Северодонецк, нахожу юристов. Пишем апелляционную жалобу. Апелляционный суд говорит, что это рэкет в погонах», — максимально кратко описывает ход событий фермер.

В решении суда о рейдерстве, конечно же, ничего не сказано. Только перечисление процессуальных нарушений и неправильных трактовок законодательства. Вердикт: решение первой инстанции, включая арест урожая, отменить.

Апелляция прошла 8 августа. В тот же день Новопсковская райгосадминистрация вернула Подопригоре подписанные договоры аренды, которые нужно было после этого зарегистрировать.

Урожайный конфискат

Утром 10-го на ферму снова приехали полицейские. Были там и следователь с прокурором, которые за два дня до этого выслушивали от судьи внушительный список допущенных ими же нарушений.

На этот раз они арестовали урожай не формально — запретив с ним что-то делать, а фактически — конфисковав его. Поскольку решение суда первой инстанции об аресте урожая на тот момент уже было отменено, то сделано это было постановлением следователя полиции Юрия Компанийца, который признал 4780 кг овса «вещественным доказательством, которое содержит на себе следы уголовного правонарушения, содержит другие сведения, которые могут быть использованы как доказательства факта и обстоятельств, которые устанавливаются во время досудебного следствия и может быть получено уголовно-противоправным путем».

Таким образом, следователь по сути повторил формулировку отмененного решения суда.

По мнению Алёны Лунёвой, обыск и изъятие урожая, которое произошло 11 августа, являются незаконными, поскольку не были санкционированы судом.

«В этой ситуации действия сотрудников полиции являются противоправными. Таким образом, следователь обращался к суду с ходатайством о наложении ареста на имущество, которое было фактически отобрано у заявителя в ходе противоправных действия следователя».

Подобной логикой, видимо, руководствовался и суд, поэтому на этот раз новопсковский суд также встал на сторону фермера.

«Снова они подают в суд. Суд говорит прокурору и следователю, что они вообще никакого отношения к урожаю не имеют. Но до сих пор мне полиция не отдала 5 тонн арестованного имущества. То им некогда, то им надо какой-то акт приема-передачи составить. Уже месяц».

В соответствии с  ч. 3 ст. 173 УПК в случае отказа суда в удовлетворении  ходатайства об аресте имущества, временно изъятое имущество должно быть немедленно возвращено собственнику. Но что такое «немедленно» кодекс не определяет, что и дало возможность той самой «стороне обвинения» тянуть время.

Итоги борьбы

В результате пропало 70% урожая. 50 гектар овса просто осыпалось. Общий размер убытков, по оценке фермера, колеблется между 100 и 200 тысячами гривен.

Урожай фермеру отдали через месяц после решения суда и буквально на следующий день после того, как Подопригора в разговоре с полицейскими сказал, что он будет обращаться к журналистам. В ответ они пообещали, что будут копать дальше и обязательно что-то найдут.

По словам Алёны Лунёвой, фермер имеет право требовать компенсацию ущерба, причиненного ему незаконным арестом его имущества, в порядке, предусмотренном Законом Украины «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда».

«Заявителю (Подопригоре) инкриминируется совершение уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 197-1 УК Украины, а именно: самовольное занятие земельного участка, которым причинен значительный ущерб его законному владельцу или собственнику. Однако, квалифицирующим признаком правонарушения – тем самым, который позволит развести уголовно наказуемое деяние и административное правонарушение, коим является самовольное занятие земельного участка согласно ст. 53-1 КУоАП, — является размер причиненного вреда. Притом вред считается действительно значительным, если он в 100 и более раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан (то есть более 80 000 гривен в 2017 году). При этом ни в одном из определений суда нет никакой информации о сумме причиненного собственникам земли (территориальным громадам) ущерба, что делает уголовную квалификацию в данном случае, как минимум, преждевременной. Посему совершенно необоснованный арест урожая, и обыски – все это требует тщательного расследования действий следователя прокуратурой региона», — отмечает юрист.

Отреагирует ли прокуратура на незаконные действия силовиков? Заметит ли облгосадминистрация, что рейдерство есть и в Луганской области? Вопросы пока без ответа, но вскоре можно будет точно сказать, насколько они заинтересованы в том, чтобы пресечь подобную практику.

Иван Бухтияров для Informator.media

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

« »