Учитель из Уманского. Как уроки детства позволяют пережить все, даже войны

Мар 12 • ИНТЕРВЬЮКомментариев к записи Учитель из Уманского. Как уроки детства позволяют пережить все, даже войны нет

IMG_1173

В маленьком селе Уманское Донецкой области, с населением всего в 103 человека, живет Мария Шевченко. Об истории женщины, которая знает, как пережить две войны, дать вторую жизнь сыну, воспитать и выучить не одно поколение детей — в зарисовке Informator.media.

«Ни на кого не надейся, а эту – береги»

Родившаяся здесь же – в Уманском – в 1940-м, Мария с трудом вспоминает предвоенное время. Зато помнит любовь. Мамы, которая была обыкновенной крестьянкой, троих сестер, брата. Помнит, как отца, работавшего кузнецом, призвали, и он, кивая на Марию, наказывал матери: «Ни на кого не надейся, а эту – береги…»

Школьное детство – вначале семилетка в Уманском, затем средняя школа в Красногоровке – определило круг ее любимых предметов. Точные науки давались девочке с трудом. Зато украинский язык и литература так захватили, что Маша решила: она будет поступать во Львовский университет им. Франко. Филфак, заочное отделение. Сказала и сделала.

Это было нелегкое время.

– Мама сильно болела, – рассказывает Мария. – И я не могла полностью обеспечить себя и семью…

Чтобы как-то свести концы с концами, с первого же курса обучения девушка пошла работать на завод. Но уже второкурсницей начала преподавать украинский язык и литературу в школе.

С мовою в «Донбассе»

Поначалу учительствовала в глухом селе Федоровское Володарского района, вдалеке от родных мест. Ей, правда, пообещали в областном отделе образования: отработаешь два года – переведем ближе к Донецку. Так и вышло – перевели. В Авдеевскую школу рабочей молодежи. Тут Мария пыталась взрастить интерес к украинской литературе, к любимым авторам: Стельмаху, Гончару и Шевченко. Казалось бы, можно радоваться таким переменам в судьбе, но трех лет на новом месте хватило, чтобы понять: хоть группы здесь и полные, украинский язык – абсолютно не востребован.

В послевоенные годы в принудительном порядке заставляли заканчивать среднюю школу. Тогда ведь люди работали без образования… Мне было 23 года, – вспоминает Мария, – а моим ученикам —  кому 40, а кому и 50 лет.

Предвзятое отношение со стороны учеников, их нежелание учить родной язык, заставили Машу предпринять рискованный шаг: она поехала в Донецк и устроилась в издательство «Донбасс». Именно там женщина нашла себя: сначала была корректором, затем – старшим корректором. Со временем стала заведующей корректорской, а затем и редактором. Специализировалась на литературе, которая издавалась на украинском языке. К ней, вспоминает, часто приезжали из Киева, просили делать литературную обработку книг. Она считалась крепким профессионалом. Очень скрупулезным. Первая верстка – и всё, книга готова. Выходит в печать.

– Люблю вспоминать работу в издательстве, – признается Мария. – Там было уважение, никакой зависти, пошлости мы себе не позволяли. Это самые светлые и чистые воспоминания о работе и не только. Мы любили… Да, были и увлечения, но это было все красиво. Без пошлости. На крыльях летали…

Проработав в издательстве 10 лет, Мария стала редактором в областном управлении кинофикации. Однако через два года ей пришлось оставить Донецк и вернуться в родное село.

Семья, школа и сила любви

Она бы никогда не покинула любимую работу, если бы не болезнь матери. Это была вынужденная мера. И ей пришлось принять этот этап своей жизни как данность.

– Я работала в соседних двух селах – Новоселовка-1 и Орловка.  Работала через день. Мне приходилось ежедневно преодолевать расстояние в 14 километров пешком, – вздыхает женщина.

Управлялась Мария Шевченко с учениками всегда хорошо. Коллеги знали, кому можно отдать самые трудные классы.

– Помню свой последний класс, сложный класс… Я у них была шестая или седьмая классная руководительница за пару лет – это восьмой класс, можете представить! В 1972 году я их все-таки выпустила.

После еще одного года работы Марии пришлось уволиться.

– Анонимка была, что у меня склероз, что я недалекий человек, что я езжу на курорт, что я болею. Хотя за всю жизнь – последние три года, пока работала, – в Одессе, Славянске, и Святогорске была. Да и то не в рабочее время.

Что и говорить, не слишком красивая история. Возможно, для кого-то это оказалось бы ударом, но для Марии на первом месте всегда была семья, близкие. Она всегда знала, ради кого стоит жить. О ком заботиться и переживать. Но и здесь судьба приготовила ей нелегкое испытание.

Вскоре после случая с анонимкой и уходом из школы она родила малыша. Увы, это радостное событие в семье сменилось горем. Ребенок родился инвалидом. И Марии пришлось потратить все силы и средства для того, чтобы вернуть сыну полноценную жизнь. Бороться приходилось в одиночку. Муж часто ездил в командировки.  Сильнейшим ударом для женщины стало отсутствие поддержки со стороны супруга.

– Муж сказал: «он у тебя все равно сдохнет, а я хочу жить…», – и я развелась.

Оказалось, что во время одной из таких командировок, супруг Марии обзавелся новой семьей.

В этом году ее сыну исполнится 47 лет, у него своя семья и здоровые дети. Его спасла материнская, любовь. Чувство, которое она сама впитала в далеком военном детстве. От мамы, от брата, от сестер…

– Помню, – говорит Мария, – когда похоронка пришла, мама нас пятерых к себе пригорнула, упала и плакала…

Так они, все вместе, всё и преодолели – и горе, и войну, и голод 1947 года… Любя друг друга, помогая друг другу…  А в 2014-ом, в возрасте 74-х лет, женщине второй раз пришлось пережить войну. И она смогла, выстояла. Потому что пронесла те уроки детства через всю свою жизнь…

Надежда Литвинова для Informator.media

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

« »