«Ответ Арьеву». Что нужно знать о Резолюции ПАСЕ по неподконтрольным территориям Донбасса

Апр 25 • БлогиКомментариев к записи «Ответ Арьеву». Что нужно знать о Резолюции ПАСЕ по неподконтрольным территориям Донбасса нет

29_main_new.1524557384

Вчера Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла резолюцию 2209 (2018), которая касается вопроса пропорциональности при отступлении по обязательствами по Европейской конвенции по правам человека в соответствии со статьей 15 (State of emergency: proportionality issues concerning derogations under Article 15 of the European Convention on Human Rights). Как легко что-то вырвать из контекста… А любой документ нужно читать полностью и толковать в его целостности.

Еще до того, как был обнародован окончательный текст, появились сообщения народных депутатов о том, что «территории ОРДЛО признаны оккупированными, а Россия провозглашена оккупантом». Затем последовали исправления о том, что признан «эффективный контроль России». Несомненно, важно, что в документе, принятом международной организацией, звучит признание ответственности Российской Федерации. Но это не снимает ответственности с Украины. Более того, главный акцент документа был на том, что государство должно делать любые отступления от своих обязательств пропорциональными (только в той мере, в какой это необходимо для обеспечения порядка и выживания нации) и ограниченными во времени.

Больше деталей и собственной интерпретации положений Резолюции предложил Владимир Арьев. Он привел четыре пункта, два из которых хотим прокомментировать:

«1) С Украины снимается ответственность за все преступления, которые совершены на неподконтрольных территориях. Вместо этого, ответственной становится Россия».

Это не так. Потому что каждое преступление имеет исполнителя. Имеет лицо, его совершившее. В условиях вооруженного конфликта ответственность за серьезные нарушения норм международного гуманитарного права лежит в трех плоскостях: ответственность исполнителя (индивидуальная), ответственность командира (лица, отдавшего приказ о совершении явно преступного действия), ответственность государства.

Так вот, если военное преступление, преступление против человечности или даже общеуголовное преступление на территории, относительно которой эффективный контроль осуществляет РФ, совершил военный Вооруженных сил Украины, то ответственность за него будет нести этот военный. А обязательства привлечь к такой ответственности в первую очередь лежит на Украине. Это и здравый смысл, и Уголовный кодекс, и международное уголовное право и… интерес Украины. Вряд ли государство Украина заинтересовано в том, чтобы его военных судили в РФ или даже в Гааге.

«3) Ненадлежащее гуманитарное или социальное обеспечение на неподконтрольной территории, чем часто упрекали Украину некоторые западные политики или даже лидеры, становится проблемой России. Короче говоря, вещи не просто названы своими именами, а также с назначением прямо ответственного за все, что происходит в ОРДЛО. И ответственного зовут Российская Федерация».

Резолюция не содержит никаких положений, которые бы позволили сделать такой вывод. Более того, Резолюция вообще касается трех стран. Резолюция подчеркивает необходимость пропорциональности отступления от обязательств в сфере обеспечения прав человека. Напомню, что в 2015 году Украина отступила от некоторых обязательств по Европейской конвенции по правам человека, в частности, статьи 5 (ограничение свободы), статьи 6 (доступ к суду), статьи 8 (право на неприкосновенность частной жизни) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты). Здесь нет ничего об отступлении от обязательств по, например, статье 1 дополнительного протокола 1, который касается права собственности (а следовательно, и права на пенсию, которая признается собственностью). В дополнение, напомним, что Закон 2268 (так называемый «закон о реинтеграции») подтверждает позитивные обязательства Украины по обеспечению социальных, экономических, культурных и экологических потребностей лиц, постоянно проживающих в ОРДЛО.

Положительные обязательства означают, что государство делает все от него возможное, чтобы предоставить доступ к правам на контролируемой территории (облегчение доступа; приближение центров предоставления административных услуг к линии разграничения; уменьшение административных барьеров и т.д.).

Что же касается «эффективного контроля» в условиях вооруженного конфликта, то в языке международного права, которым несомненно пользовалась ПАСЕ, это имеет другое значение, чем себе его представляют наши парламентарии. Существует по крайней мере два понимания «эффективного контроля».

Первое — в праве международной ответственности. Проверка на наличие «эффективного контроля» проводится с целью выявления ответственности определенного государства за действия тех или иных группировок или самопровозглашенных образований. Причем, ответственность не просто «за действия», а за действия, которые приводят к нарушению международно-правовых обязательств. Например, можно искать «эффективный контроль», чтобы доказать ответственность РФ за сбитый малазийский боинг.

Второе — в праве защиты прав человека, причем только в Европе: об эффективном контроле над территориями, а значит, и об ответственности за соблюдение прав человека говорит Европейский суд по правам человека в некоторых своих делах. Важно, что, возлагая ответственность за нарушения на государство, осуществляющее эффективный контроль, Европейский суд никогда не снимает ответственности с государства суверена (т.е. государства, которому территория принадлежит, как в случае с ОРДЛО).

Последнее, о чем хотим сказать: наличие оккупации или потери контроля над отдельными частями своей территории не снимают с государства обязательств по международному праву защиты прав человека. То, что у государства-оккупанта возникают обязательства, не означает, что у государства, которое потеряло контроль, исчезают обязательства по отношению к собственному населению. Государство — это не институты. Государство — это совокупность четырех элементов: территория, население, правительство, способность вступать в международные отношения. Поэтому, если Украина так легко отказывается от своего населения, которое проживает на территориях, контроль над которыми она временно потеряла, остается ли она государством? Не надо ставить себя под сомнение, ища легкие пути. Стратегическое видение Украины требует осуществления активной заботы по отношению к наиболее уязвимым: тем, кто проживает в оккупации и на неконтролируемых территориях.

Кстати, Резолюция дает рекомендации Украине, в частности, наконец улучшить условия на КПВВ, расположенных на линии соприкосновения. Об этом почему-то народные депутаты вспомнить забыли…

Текст подготовлен Инициативой «Пенсійна банда» для Informator.media

Редакция Informator.media не влияет на содержание блогов и не несет ответственности за мнение, которое высказывают авторы

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

« »