Дома престарелых в «Новороссии»: «В концлагере кормили чаще»

Фев 5 • Социум • 591 Views • Комментарии к записи Дома престарелых в «Новороссии»: «В концлагере кормили чаще» отключены

На территории «ЛНР» и «ДНР» остались тысячи постояльцев психоневрологических интернатов и домов престарелых. В основном, это глубокие старики, лежачие больные и люди с душевными расстройствами, неспособные о себе позаботиться.  По словам волонтеров, которые привозят интернатам гуманитарную помощь, из-за острой нехватки продуктов, нередки случаи голодной смерти.

«Бывало и один раз в день кормили»

«Круп немного есть, тушенка, сахар… Соли осталось на пять дней. Нет хлебопекарских дрожжей, томатной пасты. Практически полностью закончились овощи. Варим кашки. Кормить, конечно, кормим, но однообразие жестокое», — рассказывает директор интерната для инвалидов и престарелых Виталий (все имена людей находящихся на оккупированной территории изменены по соображениям безопасности – авт.).

По словам Виталия, сепаратистские «власти» обеспечивают его заведение только крупами, тушенкой и сахаром, да и то в недостаточном количестве.

«Живем мы только за счет добрых людей, которые откликаются и бескорыстно нам помогают. В основном, помощь от волонтеров из Украины и России. Также ездим по деревням, просим у сельхозпроизводителей. Слава Богу, они не отказывают. Недавно фермер поделился пшеничной и ячневой крупой. Отдал просто так, без денег. Если находим таких людей, немножко лучше кормим, не находим — хуже», — говорит Виталий.

Поставки продуктов прекратились в июне. Сразу же после начала боевых действий, когда местное казначейство прекратило рассчитываться с поставщиками.

IMG_20141219_104145

«Сейчас мы уже привыкли, делаем запасы. До июня поставки были регулярные, запасов мы не делали, поэтому сначала было очень тяжело. В августе во время самых серьезных боев, было такое, что кормили один раз в день. Потом два. По закону надо четыре. Сейчас кормим три раза. Все в зависимости от наличия продуктов», — рассказывает директор интерната.

У Виталия около двухсот подопечных. Инвалиды, старики, ветераны.

«Голодной смертью у меня пока никто не умирал. От сигарет умирали. Человек долго не курил, ему передали сигареты, он на коляске выехал, выкурил пачку сигарет, одну за одной и назад уже не заехал», — рассказывает он.

По словам Виталия, смерть в интернатах для инвалидов и престарелых вещь привычная и в мирное время. Однако недоедание, отсутствие лекарств и должного ухода из-за нехватки сотрудников, неминуемо приводит к обострению заболеваний и увеличению смертности.

«У нас в достатке только сахар. Всего остального не хватает. Стиральный порошок, памперсы, моющие средства, вермишель, крупы все — кроме гречки — отсутствуют.  Картофеля, молочного и мяса у нас не было уже семь месяцев. Такая же проблема с бензином, не говоря уже о зарплатах», — рассказывает директор геронтологического интерната Евгений.

По его словам отдельная проблема брошенных домов престарелых, это отсутствие сотрудников. После начала боевых действий многие взяли расчет и за лежачими некому ухаживать.

«Нам еще повезло, многие вернулись. Все работают без зарплат, ходят на работу голодные, в полуобморочном состоянии. Вы представляете, что такое – санитарка не получает семь месяцев зарплату, а у нее 120 лежачих больных, из которых 80 участников войны в очень плохом состоянии?» — спрашивает Евгений.

По мнению Елены, директора интерната для престарелых, еще одна проблема – это нехватка лекарств.

«В мирное время, от естественных процессов у нас умирало четыре – пять человек в месяц. Сейчас девять – десять. Это очень много. Но сделать что-то с этим без лекарств мы не можем», — говорит она.

Разрешение на жизнь от «ДНР»

По словам исполнительного директора Всеукраинской благотворительной организации «Турбота про літніх в Україні» Галины Поляковой, всего на неподконтрольных Украине территориях Донбасса находится восемнадцать психоневрологических интернатов и домов престарелых, в которых содержится около четырех тысяч человек.

«В этих домах есть жертвы нацизма, узники концлагерей, угнанные на работы в Германию. Мы созваниваемся и нам говорят: «Мы были в немецком концлагере и нас кормили три раза в день, теперь мы принимаем пищу один раз в день». Нам известны случаи голодной смерти», —  рассказывает Галина Полякова.

По словам Галины, в последнее время положение интернатов на неподконтрольно территории значительно ухудшилось.

«Мы ищем деньги, закупаем продукты, теплые вещи, постельное белье и отправляем туда. Сами, конечно, мы туда ничего не везем. С нашими киевскими прописками мы просто не доедем до интернатов. Находим волонтеров из местных, которые ездят на ту территорию. Но сейчас, во-первых, стреляют и туда-сюда ездить очень опасно. Во-вторых, новая пропускная система ограничивает возможность проезда. Поэтому сейчас «гуманитарка» туда практически не поступает. У нас уже десять дней стоит машина полная продуктов, и мы не можем довести их до интернатов», — рассказывает Галина.

IMG_20141219_110542

По ее словам до начала активной фазы конфликта, волонтерами совместно с госорганами было вывезено около шести тысяч постояльцев психоневрологических и гериатрических интернатов.  Часть из них перевезли вглубь страны. Других поселили в интернатах, расположенных на подконтрольной украинским властям части Донбасса.

«Конечно, положение интернатов, находящихся по нашу сторону фронта, намного лучше. Они получают достаточное количество продуктов и лекарств, люди не голодают. Но в связи с возобновлением активных боевых действий их тоже надо эвакуировать подальше от фронта», — считает Галина Полякова.

Помогают интернатам в зоне АТО и наши военные.

«Со временем у нас появляется избыток определенных продуктов. Мы держим запас на десять дней, не больше. Чтобы продукты не пропадали, мы раздаем их местным жителям, завозим в детские сады, школы. В селе Петровка есть психоневрологический интернат. Мы привозим туда крупы, паштеты, сгущенку, что-то вкусненькое, что государство им не поставит. У нас этими вопросами занимается командир отделения, но часто мы делимся продуктами и по собственной инициативе. Конечно это не регулярная помощь, но другие подразделения, я знаю, тоже делятся своими продуктами», — рассказывает офицер 92-ой отдельной механизированной бригады с позывным «Панама».

Совсем в ином положении оказались те, кого не успели вывести с подконтрольных сепаратистам территорий. Сделать это сейчас, по мнению Галины Поляковой, очень сложно.

image-0992b32ba3dbc39d4d0d2862bb8f7e7d96b45976b7bdc7c2c978d14ddd779ae7-V (1)

«Очень много людей, которых можно перевозить только в лежачем положении. Для них не подходят обычные автобусы. Вывезти пятьдесят таких человек – это двадцать пять рейсов скорой помощи.  Есть люди с психическими проблемами, им также нужен специализированный транспорт. Нужны сопровождающие лица, но на неподконтрольную территорию никто из представителей украинской власти попасть не может. И главное необходимо разрешение от «ДНР» и «ЛНР».  Они эти разрешения не дают. Они не могут накормить людей, но и отдавать их нам не хотят», — рассказывает Галина Полякова.

По словам Андрея Черноусова, эксперта ассоциации независимых мониторов Украины, занимающихся мониторингом закрытых учреждений, узнать точно, насколько увеличилась динамика смертей в интернатах на неконтролируемых территориях, невозможно.

«Они даже не хотят с нами говорить. Когда директора интернатов узнают, что мы с украинской территории, сразу бросают трубку. Видимо, им просто запретили с нами общаться. Зная по опыту, что такое Главное управление исполнения наказаний МВД «ДНР», думаю, они просто боятся. Благодаря наблюдательной миссии ОБСЕ нам известно о случае в Славяносербске, когда в октябре в течение двух часов умерло три человека. Умозрительно предполагая, в рамках оккупированных территорий можно говорить о сотнях смертей», — считает Андрей Черноусов.

Денис Мацола для Informator.lg.ua

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

Comments are closed.

« »