Яценюк и переселенцы. Вопросы к премьер-министру Украины

Мар 1 • Без рубрики, Социум • 958 Views • Комментарии к записи Яценюк и переселенцы. Вопросы к премьер-министру Украины отключены

На днях Арсений Яценюк рассказал журналистам, что думает о проблеме  внутренне перемещенных лиц. У правозащитницы Александры Дворецкой ответы премьер-министра Украины вызывали ещё больше вопросов. 

Уже почти год в рамках Инициативы «Восток-СОС» я занимаюсь вопросами помощи людям, вынужденным покинуть свои дома и переехать за пределы привычного для них места проживания. Это могут быть переселенцы, скрывающиеся от политических преследований в Крыму или от снарядов на Донбассе — нет разницы.

Недавно смотрела интервью Арсения Яценюка, датированного 27 февраля 2015 о текущей ситуации в Украине. Благодаря журналистке «5 канала» были озвучены вопросы, касающиеся обеспечения прав внутренне перемещенных лиц (ВПЛ).

Завершил премьер ответы на вопросы словами: «Это наш блок по временное перемещение лицам».

Мне стало страшно от мысли, что эти нелепые, нелогичные ответы, что он дал, являются программой Правительства для более чем миллиона граждан, пострадавших от агрессии России.

Но давайте разберемся по порядку. Вопрос журналистки стоит в том, что уже более миллиона только официальных переселенцев, а не официально это около двух миллионов, и они нуждаются в поддержке от государства.

Яценюк: «У нас официальная статистика дает 1,1 миллиона временно перемещенных лиц. Это те люди, которые выехали из Донецка и Луганска, потеряли дом, работу — все потеряли. С чем могли оттуда убежать — с тем уехали. Но я начал разбираться в неофициальной статистике и, думаю, что у нас не 2 миллиона временно перемещенных лиц, а гораздо меньше миллиона. Сегодня перед нашей встречи говорю: «Ну-ка дайте мне данные, сколько у нас в Службе занятости зарегистрировалось временное перемещение лиц для того, чтобы стать на учет и поискать хотя работу?» — 30 тысяч. Всего-навсего 30 тысяч человек.

Тогда, когда ставят на регистрацию временно перемещенных лиц, я попросил Министра социальной политики, он, кстати, очень профессиональный человек, чтобы делали такой опрос, неофициальный опрос: нужна ли вам работа или нет? Минсоц мне дал общую цифру, что в целом сказали «да, нужна работа» — сто тысяч человек, однако зарегистрировалось только 30 тысяч.

Что мы сделали как Правительство, немного, но сделали. Первое – выделили целевые деньги. Каждое перемещение лицо, тот, который не нетрудоспособный, получает 884 гривен, просто получает вот, тот который работоспособен — половину от этой суммы. Я понимаю, что это мало … Государство выдает прямую помощь.

Я говорю о реальной ситуации, которая есть. Если бы я мог заплатить 8 тысяч, мы бы могли найти, ну нашли бы — их нет. У нас в сегодняшних условиях 884 грн… ну… также большие средства. К тому же в целом это 3 миллиарда грвен, дополнительно мы сейчас предполагаем на это».

Первые замечания. Внутренне перемещенные лица – это не только трудоспособные нетрудоустроенные граждане, которые могут стать на учет в центр занятости, это и несовершеннолетние (дети), студенты, пенсионеры, инвалиды и, что важно, люди, которые устроились на работу самостоятельно. Сайт Министерства социальной политики сообщает только о переводе из восточных областей по временному месту жительства 810 тысяч пенсионных дел. Возможно, конечно, часть из этих людей давно планировала переезд, но сама власть поставила их в условия: без получения статуса «переселенца» (справки, согласно Постановлению №509 Кабмина), переоформить пенсию жителям Луганской или Донецкой областей или пенсионерам из АР Крым — невозможно. А, значит, переселенцев уже под миллион.

Второй вопрос, который у меня возникает: что это за «неофициальные опросы»? Просьба к Министру соцполитики задавать вопросы переселенцам о желании их трудоустроиться? Ведь сам Кабмин утверждал образец заявления, которое подает переселенец при регистрации. Почему туда не включен такой вопрос? И как премьер себе представляет такой опрос? Учет ВПЛ осуществляют работники управлений труда и социальной защиты (собеса). Они при регистрации переселенцев ставят палочки на клочке бумаги, а вечером их считают и отчитываются господину Розенко? Я лично подавала такое заявление на получение справки переселенца и мне такой вопрос в УТЗСНе Шевченковского района города Киева не задавали, поэтому в исследовании премьера, скажем мягко, есть погрешности.

Третье замечание. Для того, чтобы стать на учет в Центр занятости необходимо подать оригинал трудовой книжки, в котором будет указано, что вы официально не трудоустроены. Можно понять, что не у всех переселенцев на руках есть такие документы, потому что, как говорит сам Яценюк, «с чем могли оттуда убежать – с тем выехали». В случае отсутствия у вас трудовой книжки, или при ее наличии, но без штампа об увольнении, встать на учет не выйдет. Согласно закону о переселенцах вы можете направить по почте нотариально заверенное заявление об увольнении письмом с описью вложения, и принести подтверждающие документы в Центр занятости. Проблема в том, что на неконтролируемой украинской властью территориях отделения Укрпочты не работают и осуществить почтовое отправление — невозможно. Других служб, предоставляющих услуги такого типа, в Украине не существует. Остается только расторжение трудовых отношений через суд. К этому не готовы переселенцы: не знают, в какой суд обращаться, как составить исковое заявление и, что важно, какие доказательства можно предоставить.

Об эффективности Центра занятости тоже можно говорить отдельно. Из тех 30 тысяч переселенцев, которые-таки смогли собрать документы и подали заявления — лишь 3,8 тысячи смогли получить работу. Премьер также не учитывает и то число переселенцев, кто до сих пор стоит в очередях в УТЗСНах для получения справки переселенца, тех, кому отказано в предоставлении такого статуса, как жителям Дебальцево, Песок или Чернухино и прочих населенных пунктов на «линии фронта», но подконтрольных украинской власти, а также тех, кто самостоятельно трудоустроился — официально или неофициально, как кому повезло.

Яценюк: «Далее, там, где люди проживали в санаториях — в санаториях, домах отдыха, мы также из бюджета закрываем эти счета».

Не буду долго комментировать этот пассаж премьера. Наверное, его подставили, дав такие данные. Но сейчас уже существует большое количество задолженностей, которые лежат, в первую очередь, на местных бюджетах, перед владельцами санаториев и интернатов, которым было обещано компенсацию, но так и не предоставлено. Многие из переселенцев были выселены из таких заведений именно из-за невозможности их содержания, из-за отсутствия средств.

Яценюк: «Третье, по жилью. Начали думать о том, как их обеспечивать жильем. Если просто так … Во-первых, жилья бесплатного нет. Если сейчас всем сказать, что мы обеспечиваем бесплатным жильем — у нас встанет очередь еще 10 миллионов украинских и скажут: «Да, подождите, товарищи, так где же социальная справедливость?» — Это неправильно? У нас есть несколько идей: первая идея – это чтобы провести инвентаризацию, в первую очередь в сельской местности, домов, которых там много в деревнях, пустые дома, кредитик выдавать на 30 лет, кусочек земельного участка, домик, кредит — работайте, сами себя обеспечивайте , а дальше там один бог знает, какой курс будет и с теми кредитами будет, может и государство их погасит».

Закон о переселенцах предусматривает предоставление бесплатного жилья при условии уплаты коммунальных услуг сроком на 6 месяцев. Этот закон был принят под давлением общественности и международных организаций в октябре 2014 года, в ноября 2014 года он подписан Президентом. Правительству было поручено в течение трёх месяцев разработать необходимые нормативно-правовые акты по реализации закона, около десятка постановлений, в том числе по предоставлению такого жилья. Крайний срок истек 22 февраля 2015 года. Правительство Яценюка не приняло ни одного документа, который бы сделал закон действенным инструментом защиты переселенцев. На этом фоне очень странно выглядят его размышления на тему «социальной справедливости»:  стоит помогать людям, потерявшим свой дом из-за вооруженного конфликта, или нет? Есть закон, который необходимо исполнять!

Другой вопрос, что нельзя государству относиться к своим гражданам, как к рабам. Не все имеют возможность жить и работать в сельской местности с «домиком» и «кредитиком». На востоке Украины, как и в Крыму, есть и профессора, и преподаватели университетов, и студенты, и высококвалифицированные рабочие промышленных предприятий, которые бы могли помочь развивать украинскую науку и промышленность.

Яценюк: «И также у нас есть куча различных проектов, которые являются по занятости, в Государственной службе занятости, и я бы очень хотел, чтобы эти люди обращались в Государственную службу занятости. Она, конечно, не является эффективной, руководителя сейчас изменили Государственной службы занятости, мы ее хотим модернизировать, реорганизовать, потому что она слишком далека от потребностей людей, слишком далека … Так, государственная служба занятости раньше работала только для одного, чтобы деньги списать на красивые такие электронные банкоматы, кнопочки нажимать и стоять и ждать пока вам предоставят работу».

Здесь Арсений Петрович снова возвращается к вопросу Центра занятости, признавая, что он является неэффективным органом для трудоустройства и требует существенных изменений. Почему тогда именно по людям, которые стали на учет в эти центры, премьер измеряет состояние потребностей переселенцев? Не является ли это очередной ошибкой в ​​его суждениях?

Яценюк: «Это наш блок по временно перемещенным лицам».

И это все? Это весь блок по перемещенным лицам? А где строительство жилья, где программы по социализации, трудоустройству, развитию собственного бизнеса, предоставлению комплексной социальной и психологической помощи? Где, наконец, привлечение международных донорских средств на решение проблем переселенцев? Это, похоже, все, на что способно Правительство, когда более миллиона граждан уже лишены дома.

Яценюк: «И надо дальше осознавать, что конфликт на востоке — не на год, не два, и даже не на пять».

Эта постоянная ошибка, которая режет мне ухо. В международных документах переселенцев называют «внутренне перемещенные лица», премьер же постоянно говорит о «временных», при этом опять же, комментируя ситуацию на востоке страны, определяет ее конфликтной и отнюдь не временной. Почему же тогда Правительство закрывает глаза на людей, проблемы которых не исчезнут завтра?

Александра Дворецкая, координатор правового направления «Восток-SOS», для Informator.lg.ua

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

Comments are closed.

« »