«Блокада торговли с оккупантами»: пять аргументов против

Янв 27 • Блоги • 1631 Views • Комментариев к записи «Блокада торговли с оккупантами»: пять аргументов против нет

0000222

25 января 2017 группа людей, которые называют себя «Штабом блокады торговли с оккупантами» в Луганской области заблокировали железнодорожные пути, которые ведут на неконтролируемую часть Луганской области, контролируемой незаконными вооруженными формированиями.

В этих событиях участвовали народные депутаты Семен Семенченко, Владимир Парасюк, Павел Костенко и Тарас Пастух. Напомню, что они имеют депутатскую неприкосновенность, поэтому могут позволить себе нарушать закон и не нести за это ответственность, кроме случаев, когда Верховная Рада дает на это согласие. Возбуждено уголовное дело, центральная и местная власть осудила такие действия.

Считаю такую ​​деятельность популизмом, направленным на получение политических (многие обычные люди имеют ошибочное представление о том, что происходит на Донбассе и поддерживают все, что красиво звучит), а возможно и экономических дивидендов (шантаж владельцев предприятий для деблокады) для организаторов этих мероприятий.

Учитывая это, считаю необходимым высказать свою точку зрения на эту деятельность, которую участники этих мероприятий называют «блокадой», и объяснить, почему я выступаю против неё.

Во-первых, необходимо понимать, что неконтролируемые территории Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) кроме линии фронта на западе и севере, которая соединяет с контролируемыми территориями Донецкой и Луганской областей, имеет также и протяженную границу с Россией на востоке и юге. Блокада не может быть эффективной, если она происходит без закрытия границы с Россией, на что последняя, ​​естественно не пойдет. Поэтому, это не блокада, а всего лишь:
а) очередной разрыв связей с Украиной;
б) потеря рычагов воздействия на ОРДЛО;
в) уменьшение зависимости ОРДЛО от Украины;
г) толчок для дальнейшего дрейфа — на этот раз уже работающих по украинскому законодательству — предприятий ОРДЛО в направлении России.

Во-вторых, попытки блокады на уровне государства, а не отдельных деятелей, уже продемонстрировали их ошибочность. К сожалению, за это никто не понес и не понесет ответственности. На территории ОРДЛО проживает три миллиона человек, и этот рынок сбыта Украина потеряла из-за контрпродуктивной деятельность государства. Вместо продукции украинского производства, которая беспрепятственно покупалась предпринимателями на контролируемой Украиной территории и продавались на территории ОРДЛО, — теперь вместо этого все поставки идут из России, и все крупные поставки российской продукции монополизированы руководителями незаконных вооруженных формирований (НВФ)… Кстати, утверждение о том, что украинские товары значительно дешевле российских является мифом. Большинство товаров российского и местного производства почти не отличаются по ценам. Исключениями являются: мясопродукты, средства гигиены и электронная техника. При этом — хлеб и бензин дешевле, чем на контролируемой территории. Стоит отметить, что украинские продукты питания — качественнее и вкуснее, и при наличии выбора, люди оказывали бы предпочтение украинской, а не российской «молочке». Таким образом, НВФ смогли монополизировать большинство поставок продукции в ОРДЛО из России, а Украина дала дополнительный козырь НВФ попыткой создать негативные гуманитарные последствия для жителей ОРДЛО.

Но, что это принесло, собственно, Украине и России?

Пищевая промышленность в ОРДЛО производила меньше пищевой продукции, чем завозилось из других регионов Украины. Запрет ввоза предпринимателями товаров в ОРДЛО привело к уменьшению производства пищевой продукции в смежных — Запорожской, Днепропетровской и Харьковской областях, и, собственно на контролируемых частях Донецкой и Луганской областей. Уменьшение производства приводит к уменьшению прибыльности предприятий, уменьшению налоговых поступлений и сокращению рабочих мест. Люди и члены семей тех, кто работал на предприятиях, расположенных на контролируемой территории Украины, что сбывали свою продукцию в ОРДЛО уменьшили свою платежеспособность. Далее — по принципу домино — пострадали связанные сферы, например, сферы досуга и отдыха, где люди, которые работали на контролируемой территории могли тратить заработанные деньги. Соответственно, в смежных с ОРДЛО регионах последствиями было увеличение социальной напряженности и уменьшению лояльности населения к власти.

Важно отметить, что все предприятия, которые перевозят грузы через линию соприкосновения, официально зарегистрированные в соответствии с законодательством Украины, уплачивают все налоги и сборы, в том числе и военный сбор.

В-третьих, Украина вынуждена закупать уголь марки «антрацит», поскольку несколько крупных тепловых электростанций могут работать на угле этой марки, добыча которого остался на неконтролируемой территории. Я не могу ответить, почему власть до сих пор не переоборудовала хотя бы часть ТЭС на уголь другой марки, так же, не могу дать ответ, есть ли для этого объективные причины или нет. Такой уголь есть в ОРДЛО, в России (некоторое время, вместо угля из ОРДЛО покупали более дорогой уголь в России, тем самым напрямую поддерживая её экономику) и в Южно-Африканской Республике (там тоже покупали уголь, но логистически доставка была довольно сложной и дорогой). Но, факт остается фактом: без угля такой марки наши ТЭС не смогут работать.

Более того, контролируемая территория Луганской области полностью зависит от поставок угля марки «антрацит». Единственная крупная ТЭС — Луганская, которая расположена в контролируемом Украиной городе Счастье, имеет железнодорожную ветку только до неконтролируемого Луганска и в Россию. К сожалению, из-за боевых действий на востоке Украины, эта ветка осталась отрезанной от общей системы железных дорог Украины. Так же Луганская область отрезана от центральной энергосистемы, поскольку все высоковольтные ЛЭП идут через неконтролируемую территорию. Таким образом, в случае прекращения поставок угля на Луганскую ТЭС в г. Счастье, Луганщина останется без электричества, потому что невозможно ни организовать подвоз угля, ни переброску электроэнергии из других регионов.

Кстати, сейчас блокируются поставки угля в Центральные и Западные регионы, поэтому, если через 20-25 дней закончится уголь на Трипольской (Киевская обл.), или на Бурштынской ТЭС (Ивано-Франковская обл.), несложно догадаться, жители каких регионов могут пострадать в результате дефицита электроэнергии.

В-четвертых, сейчас 90% работающих промышленных предприятий в ОРДЛО продолжают работать по украинскому законодательству со всеми вытекающими последствиями, в т.ч. уплатой всех налогов, сборов и экспортных пошлин в бюджет Украины. По такой схеме они работали начиная с 1991 года, так же и продолжают работать сейчас. Остальные 10% предприятий ничего не платят Украине и нашли незаконные схемы, как экспортировать продукцию без уплаты украинских пошлин, через Россию.

Запретить экспорт продукции, произведенной на предприятиях в ОРДЛО, означает добровольно передать все эти доходы России. Кроме того, это приведет к сокращению заказов железнодорожникам (до Чопа), портовикам (Мариуполь, Бердянск, Одесса, Николаев и Херсон) и логистам, которых придется сокращать.

В-пятых, но для меня самое важное, — необходимо четко разделять три миллиона гражданских лиц, проживающих на неконтролируемой территории, от двадцати тысяч членов НВФ. Хотя я и понимаю, что такое отношение у людей — от недостаточной информированности и работы пропагандистских СМИ, которые лепят штампы, но я не могу без презрения относиться к тем, кто злорадствует от того, что украинцам, которые оказались в заложниках, может стать хоть чем-то хуже.

Есть такая шутка: «Знаете, что объединяет ура-патриотов и членов НВФ? И те, и те выступают за блокаду ОРДЛО».

К сожалению, это не шутка. Одна из основных причин, почему НВФ отказываются открывать полноценный пункт пропуска в г. Золотое, — как раз то, что люди с неконтролируемых территорий смогут покупать продукцию на контролируемой территории, а это будет негативно влиять на монополию НВФ на поставки российских товаров в ОРДЛО. Кроме того, несмотря на то, что украинская сторона увеличила разрешенные на одного человека объемы продукции для пересечения линии соприкосновения до 75 кг, для ОРДЛО это невыгодно, поэтому они ввели ограничение — 50 кг на человека.

И, напоследок. Понимаю, что многие, кто находятся вдали от Донбасса, испытывают информационный голод и потребность в получении информации, которую дают необъективные СМИ, лепящие штампы. Сначала людей пичкали пропагандой российские СМИ, вслед за ними начали обманывать и украинские. Информационное поле завалено пропагандой, а политикум — популизмом для получения поддержки населения. Я прошу вас не верить ничему безоговорочно и проверять всю информацию, которую вы получаете. Большая проблема украинцев заключается в создании для себя кумиров, которым люди доверяют, но почти все они потом разочаровывают.

Совсем последнее. Много людей погибло на этой войне. Многие потеряли близких людей, и я не исключение. Я осуждаю действия НВФ и не считаю, что те, кто совершил тяжкие преступления могут быть амнистированы. Но, разрыв связей между Украиной контролируемой и неконтролируемой только повредит единой Украине и будет на руку только ее врагам. И здесь вопрос не только в экономической или политической плоскости, а также и в вопросе осложнения и так непростой перспективы будущей интеграции ОРДЛО после возвращения конституционного порядка на этих территориях и восстановления контроля Украины.

Стоит, наконец, научиться различать НВФ и гражданских лиц, оставшихся на неконтролируемой территории Украины.

Левон Азизян, юрист БО «Восток-SOS»

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Related Posts

« »