Сломанный баланс

Новоизбранный украинский президент заявил о намерении установить мир на востоке страны и реинтегрировать оккупированные территории. Рецепт успеха был озвучен им еще во время президентской предвыборной кампании — «просто перестать стрелять». Для реализации этого плана еще в июне было произведено разведения сил в районе Станицы Луганской и начался ремонт разрушено автомобильного моста между контрольными пунктами. Разведение в Станице должно было состояться еще в 2016 году, но постоянно срывалось из-за протестов местных жителей и нарушения режима прекращения огня со стороны боевиков «ЛНР». На этот раз разведения произошло быстро и без серьезных эксцессов — потому что на то была воля российской стороны, которая теперь на всех международных площадках приветствует смену украинского политического руководства и заявляет о поддержке его миротворческих инициатив. Правительство пошло дальше и провозгласило намерение отвести войска вдоль всей линии соприкосновения и гарантировать автономию ныне оккупированных территорий в составе Украины в обмен на возможность провести там выборы по украинскому законодательству, которые должны пройти вместе с местными выборами во всех украинских регионах. Однако эти планы натолкнулись на волну протестов активной части украинского общества. Акции протеста, которые прошли в столице и ряде регионов, собрали десятки тысяч людей. Большинство протестующих считают странную спешку правительства в осуществлении политической части «Минска» сдачей национальных интересов, и требуют остановить этот процесс.

История вопроса

Принято считать, что законодательное закрепление особого статуса ОРДЛО в обмен на выборы по украинскому законодательству под наблюдением ОБСЕ — это и есть содержание так называемой «формулы Штайнмайера» — дорожной карты по имплементации политической части «Минских договоренностей», предложенной бывшим министром иностранных дел, а ныне президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером еще в 2016 году. Но это не точно — что такое «формула Штайнмайера» украинскому обществу доподлинно не известно. По крайней мере из официальных источников. Украинцы вынуждены пользоваться российскими источниками и якобы инсайдами из околоправительственных кругов.

Минские договоренности были едва ли не единственным шансом замедлить наступление российских сил на украинский Донбасс в условиях, когда в Украине не было ресурсов оказывать эффективное вооруженное сопротивление. Изначально условия соглашений были невыгодны для Украины, но подписание «Минска» явно было лучше, чем потеря новых территорий вследствие наступления намного более сильного противника. Прежнее политическое руководство страны сознательно тормозило имплементацию политической части договоренностей, пытаясь вместе с тем установить эффективный контроль на линии фронта, которая, кстати, в большинстве мест не соответствовала «Минску» — российские прокси уже после подписания договоренностей некоторое время еще продолжали свое наступление.

Эффективный военный контроль был установлен, линия фронта была зафиксирована. Ряд поселков и  городских районов районов были выведены из так называемой «серой зоны» — никем не контролируемой территории между позициями сторон. Что  значительно улучшило гуманитарную ситуацию для тысяч людей, которые до этого были лишены доступа к базовым ресурсам. Вместе с проактивной внешней политикой, которая способствовала международной изоляции РФ и усилению антироссийских санкций, комплекс мер внедряемый предыдущей властью привел к ослаблению России, и, как следствие, постепенному свертыванию военного противостояния. По данным ОБСЕ и ООН, интенсивность боевых действий в последние 2 года неуклонно уменьшалась, и в этом году число гражданских жертв конфликта достигло минимума с начала войны. Казалось, что у Российской Федерации уже нет ресурсов поддерживать военную агрессию на востоке Украины. Но именно в это время украинская власть по непонятным для большой части общества причин неожиданно решает отказаться от достижений последних лет, нарушить хрупкий баланс безопасности на линии разграничения и начать движение по выполнению прихотей Кремля, требовать реализации которых у Путина, казалось бы, уже почти нет возможностей . Подвергая при этом смертельной опасности сотни проукраинских активистов в городах и селах, которые вскоре окажутся вне контроля украинской армии и полиции. Обрекая десятки тысяч украинских граждан на жизнь в «серой зоне» — фактически, вне украинской юрисдикции, с существенно ограниченным доступом к административным услугам, медицине, образованию и даже продовольствию и питьевой воде.

А продемонстрированная в сентябре склонность наблюдателей ОБСЕ игнорировать обстрелы со стороны боевиков в районах Золотого и Петровского ради ускорения процесса разведения сил, может указывать на желание Запада снять «украинский вопрос» с повестки дня любой ценой.

Кто и почему протестует

Жители Станицы Луганской, Золотого и Мариуполя протестуют потому, что боятся после ухода украинской армии остаться один на один с боевиками. И не без оснований — исходя из объяснений руководителей МВД, жители «демилитаризованных» населенных пунктов не будут защищены не только от целенаправленных расправ со стороны боевиков, но даже от бытового насилия — на демилитаризованных территориях не смогут находиться вооруженные сотрудники полиции. А невооруженные будут малоэффективны даже в случаях серьезных уголовных преступлений в перенасыщенном оружием регионе. Не говоря уже о сопротивлении диверсионно-разведывательным группам противника. Жители Золотого и Катериновки говорили нам, что, наблюдая последний год за постепенным продвижением боевиков в сторону украинских позиций по «серой зоне», они не верят в то, что российская сторона выполнит свою часть договоренностей. Многие вспоминают и историю пренебрежения Кремлем предыдущих соглашений — от «Будапештского меморандума» и «Договора о дружбе» до «зеленых коридоров» в Иловайске и Дебальцево а также срыва десятков договоренностей о перемирии.

Военные и ветераны войны на востоке Украины возмущены возможной потерей позиций, которые обеспечивали им тактические преимущества. И за которые было заплачено кровью сотен их побратимов. Потеря которых может обернуться новыми жертвами в случае, если Кремль в какой-то момент решит, что соблюдение мирного плана стало для него не выгодно. Военных оскорбляет и замалчивание фактов нарушения перемирия со стороны боевиков — похоже, командованию ООС было дано задание игнорировать некоторые из обстрелов, чтобы не срывать сроки разведения сил.  Такое неправдивые сообщения о тишине со стороны армейского руководства звучали особенно цинично на фоне информации о новых жертвах среди военнослужащих.

Активисты ряда общественных организаций, помогающих гражданским, пострадавшим в конфликте, уверены, что вывод в «серую зону» более сотни сел значительно ухудшит гуманитарную ситуацию для нескольких десятков тысяч человек. Они отмечают заметное изменение настроений жителей Донбасса — несмотря на провальные государственные информационную и гуманитарную политики, благодаря усилиям ряда некоммерческих организаций и волонтерских инициатив количество проукраински настроенных схидняков в последние годы выросло. Твердую проукраинскую позицию заняли даже те местные активисты, которые в 2014 году участвовали в событиях «русской весны». И именно их, по мнению гуманитариев, украинское правительство предает сейчас наиболее цинично.

Правозащитники в очередной раз предостерегают от спешки в проведении на оккупированных территориях местных выборов. Говорят, что на фоне выжженного жестокими репрессиями политического поля и полного отсутствия свободных медиа, провести выборы, которые отвечали бы демократическим стандартам, станет возможным не ранее чем через год. Попытки искусственно ускорить этот процесс указывают на стремление легализовать российское гибридное присутствие на востоке Украины.

Но главная мысль большинства участников акций протеста — президент и правительство не способны защитить или даже сознательно сдают позиции Украины, принимая невыгодные для нас условия мира. Эти люди выходят на улицы не потому, что хотят войны. А потому, что не хотят стратегического поражения своей страны в противостоянии с путинской Россией. Не потому, что они хотят новых смертей. А потому, что уверены, что усиление России после снятия санкций вскоре принесет еще больше крови и слез.

Возможно, протестующие ошибаются. Возможно, правительство таким образом действует в наших наилучших интересах, и заманивает агрессора еще глубже в ловушку. Но для того, чтобы понять, что происходит в действительности, у общества просто нет информации. Правительство не коммуницирует этот вопрос. А президент, как и во время своей предвыборной кампании, вместо аргументов апеллирует к эмоциям и предлагает поверить ему на слово. Уверяя, что все будет хорошо. Но что именно и каким образом «будет хорошо» каждому из нас предлагается додумать самим.

Слышат ли Донбасс?

Масштаб протестов стал для власти неожиданностью. Как и то, что на протест поднялись и жители городов и сел на линии разграничения. После того, как первый шок прошел вертикаль заработала на то, чтобы создать видимость полной поддержки схидняками идеи отвода украинских войск от линии фронта. На тамошних «антиштайнмаерских» активистов оказывается давление.

Первой реакцией активных местных жителей в Золотом-4 на информацию о подготовке к разведению сил был протест — полтора десятка человек вышли на стихийный митинг, требуя отмены этого решения. Медийный резонанс этого события заставил власть ответить зеркально — уже через день администрация Золотого собрала свой митинг — его участники агрессивно требовали отвода украинской армии, голоса противников разведения тонули в оскорблениях и угрозах. Глава областной администрации и министр обороны, которые тоже приехали в Золотое для создания картинки обсуждения уже принятого решения с местным населением, тогда даже  устроили экскурсию двух наиболее активных «антиштайнмаерських» активисток в Станице Луганской. Их отвезли туда вертолетом и как пример успешного разведения показали отремонтированный пешеходный мост. Не помогло. Поняв, что убеждать в преимуществах разведения проукраинских активистов дорого и неэффективно, областная власть решила, сделать медийную «картинку», привлекая к процессу пророссийский местный актив. Администрацию Золотого заставили заявить о якобы проведенном социологическом исследовании, которое показало, что большинство горожан выступают за демилитаризацию. Однако во время встречи с нами и.о. главы администрации не смогла ответить на простые вопросы о методологии этого опроса. Чем подтвердила наше предположение о том, что никакого соцопроса на самом деле не было. А десяток жителей Золотого-4 и Катериновки, на причастность которых к событиям «русской весны» указывают сами местные, приняли участие в последующих автобусных экскурсиях в Станицу Луганскую и во встрече с «губернатором», во время которой от имени золотовцив заверили его в поддержке избранного правительством курса. Именно они были главными спикерами от городской общины и на встрече с президентом.

Наш опыт общения с местными жителями в Золотом и Катериновке доказывает, что по меньшей мере треть из них боится оказаться в «серой зоне», тяготы жизни в которой они уже ощутили на себе в прошлые годы. Их пугает перспектива снова оказаться на «ничьей» земле, где нет никаких гарантий безопасности, где не работают законы и хозяйничают диверсионные группы. Больше всего этого боятся те местные, кто в предыдущие годы открыто заявил о своей приверженности Украине и уже сейчас получает угрозы от боевиков и их сторонников среди односельчан. Похожие опасения озвучивали нам и жители уже демилитаризованных улиц Станицы Луганской. Однако местными администрациями делается все, чтобы их голоса не были услышаны.

Станицу Луганскую правительство часто упоминает, как пример успешного разведения сил, акцентируя внимание на отсутствии после демилитаризации серьезных вооруженных столкновений, от которых могли бы пострадать местные жители. Забывая сказать, что ситуация с безопасностью в Станице нормализовалась задолго до начала разведения — уже два года здесь не было зафиксировано ни одного обстрела жилых массивов, а последняя жертва боевых действий из числа местных была зарегистрирована в 2016 году. Теперь украинские позиции вблизи железнодорожного моста через Северский Донец стоят заброшенными, и ничто не мешает комбатантам с оккупированного берега медленно инфильтровываться в полупустой поселок под видом гражданского населения. Помешать им некому — армейцы и полицейские добросовестно выполняют приказы и не посещают демилитаризованных улиц, что подтвердили нам их жители.

Таким образом, правительство выбрало рискнуть. Понимая, что имеет дело с оппонентом, который в течение последних 6 лет показывал пренебрежение как к большинству двусторонних договоренностей, так и ко всей системе международного права. При этом президент и правительство рискуют не чем-то абстрактным — на кону судьбы нескольких десятков тысяч украинских граждан, которые вскоре могут стать заложниками циничной политической игры. И, скорее всего, понимая, что уступки России, которые приведут к снятию со страны-агрессора экономических санкций, в среднесрочной перспективе обязательно приведут к новой конфронтации. Большая часть общества считает этот риск неоправданным, но президент, кажется, склонен опираться на те 54% своего электората, которые, согласно последним социологическим исследованиям, стремятся восстановления дружеских отношений с Россией.

Массовые протесты в Киеве и регионах заставили власть отложить разведение сил. До момента, когда боевиками будет выполнено главное условие безопасности — 7 дней полной тишины. Но подготовка к разведению продолжается. Президент, используя личный авторитет, проталкивает это решение, несмотря на то, что Кремль до сих пор не продемонстрировал готовности отказаться от своих агрессивных планов. Противники «формулы» тоже не теряют времени и готовятся к новым протестам. Заходим на второй круг.

 

Константин Реуцкий для Informator.media

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: