Закон о «защите Украины от коллаборантов»: поиск предателей или способ устранить оппонентов?

Что будет после деоккупации с жителями временно неподконтрольных территорий? Как определить степень виновности тех, кто совершал преступления против Украины? Так, рабочая группа при офисе омбудсмена сосредоточилась на правозащите и разработке рамки для уточненного законодательства, а движение «Сила права» предлагает «процедуру прощения». 22 декабря в Киеве презентовали ещё два законопроекта – «о защите государственности от проявлений коллаборационизма» (№7425) и «о внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно коллаборационизма и усиления ответственности за государственную измену)» (№7426). В тот же день оба документы были зарегистрированы в парламенте. 

Бурные обсуждения спровоцировал проект закона №7425: он предлагает создание при президенте Украины некой комиссии, которая займется определением степени вины граждан, ныне проживающих на оккупированной Россией территории Украины, в преступлениях, имеющих признаки «коллаборационизма». О сути документа, мнениях правозащитников и альтернативном законопроекте, который уже готовит к регистрации нардеп Наталья Веселова, — в материале Informator.media.

Презентация: противники законопроекта – «российская агентура»?

На сайте Верховной Рады сказано, что инициаторами законопроекта №7425 являются Сергей Высоцкий, Андрей Левус, Игорь Лапин, Михаил Бондарь, Николай Величкович, Дмитрий Тымчук, Тарас Кремень, Игорь Бриченко, Олег Медуница (все — депутаты от партии «Народный фронт», — ред.).

Согласно тексту законопроекта, в отношении граждан, виновных в преступлениях с признаками «коллаборационизма», будут применены некие административные ограничения, а именно – запрет заниматься определенными видами деятельности. Определять степень виновности по ряду признаков должна комиссия, созданная при Президенте Украины, а проверять она будет «деятельность отдельных лиц, претендующих на государственные должности, относительно того, сотрудничало ли активно это лицо с оккупантом». В состав комиссии предлагается ввести 50 человек, которые и будут выполнять такие проверки, по сути, выполняя обязанности правоохранительных органов и функции суда. К сожалению, текст законопроекта не дает полного понимания всех механизмов проверки, как и принципов, по которым будет вынесено решение.

На презентации высказались соавторы документа: юрист Ирина Лоюк полагает, что законопроект не претит европейской практике, в частности, по ее словам, он не нарушает Конвенцию о правах человека; председатель правления общественной организации «Украинского народного совета Донетчины и Луганщины» Станислав Федорчук убежден, что, «если есть нарушения, которые не подпадают под уголовную ответственность, то коллаборационисты должны осознать, что измена родине не обойдется просто так», а журналист и ветеран АТО Виталий Овчаренко заявил, что, «если украинское общество и государство будут не в состоянии отвечать на насущные требования безопасности, эта война будет длиться бесконечно».

Нардеп от «Народного фронта» Сергей Высоцкий – также соавтор законопроектов. По его мнению, действующий Уголовный кодекс не в состоянии справиться с преступлениями, связанными с войной в Донбассе и оккупацией Крыма. Именно поэтому авторы законопроекта полагают, что необходимы как введение нового термина – «коллаборационизм», так и разработка механизма противодействия проявлениям «коллаборационизма» после восстановления украинского суверенитета в ОРДЛО и Крыму. По словам Высоцкого, «законопроект о деоккупации Донбасса будет рассматриваться во втором чтении в ВР на следующей пленарной неделе». Другой соавтор документа – нардеп от «Народного фронта» Андрей Левус – убежден, что в преступлениях, связанных с «коллаборационизмом», виновны «сотни людей», которые сейчас живут на аннексированном Россией полуострове и в ОРДЛО.

Отметим, что во время презентации законопроектов один из присутствующих на мероприятии задал вопрос о том, кто, по мнению авторов законопроектов, выступит против документов. Ответ был таким: «Кто будет против? Российская агентура!». Кроме того, тем, кто пытался уточнить коррупционные риски, а также другие болевые точки документов, авторы законопроектов советовали начинать дискуссию после презентации.

Правозащитник: Законопроект несет коррупционные риски и может быть использован в борьбе с политическими оппонентами

Текст законопроекта прокомментировал юрист Благотворительного фонда «Восток-SOS» Богдан Мельникович.

«Деятельность комиссии вызывает ряд вопросов. Ее состав назначается Президентом и СБУ (это ведомство, фактически подконтрольное Президенту), — состоит из 50 членов. Исходя из текста законопроекта, в случае, если человек был признан коллаборантом, то на этого человека, согласно решению комиссии, накладываются ограничения – лишение права занимать определенные должности на определенный срок.  Если мы обратимся к Уголовному кодексу Украины, то мы увидим, что им уже определено подобное наказание. С моей точки зрения, более адекватно было бы говорить об ограничении прав судом, а не какой-либо комиссией. Указанная комиссия – это орган, полностью подконтрольный Президенту, орган, для которого нет никаких систем сдержек, который может выносить решения вне судебной системы, которые могут касаться ограничения прав граждан, руководствуясь при этом доказательствами, для которых нет никаких критериев применимости. Кроме того, эта комиссия берет на себя функции суда», — говорит юрист.

1

Богдан Мельникович обратил внимание на то, что «в проекте закона указывается, что комиссия осуществляет сбор и проверку информации о причастности отдельных лиц к деятельности, которая является коллаборационизмом».

«Непонятно, как эти 50 человек будут осуществлять деятельность по проверке и подтверждению этой информации касательно всех лиц, которые будут работать на государственной службе или в органах местного самоуправления; которые будут работать на должностях, связанных с выполнением функции государства (а это все сотрудники полиции, вооруженных сил, работники УСЗН и т.д.). В статье 11 указан круг лиц, по отношению к которым проводится обязательная проверка. Здесь указаны все эти люди, о которых я говорю. Также проверке подвержены все члены комиссий, рабочих групп. Соответственно, это колоссальный объем работы, он ложится на 50 человек, которые должны по отношению ко всем этим людям собрать и проверить информацию и принять решение, — что, в принципе, является полным абсурдом», — подчеркнул юрист.

Он также отметил, что в тексте законопроекта нечетко прописаны термины. Так, в проекте закона указана классификация проступков, которые определили авторы текста. «Коллаборационизм» определяется как «сотрудничество с врагом, содействие в осуществлении агрессивных действий, развертывании вооруженного конфликта против Украины, предоставление врагу помощи во время подготовки и проведения агрессии, при развертывании вооруженного конфликта». Далее идут пояснения, которые, впрочем, вносят еще большую сумятицу.

термины

Например: «Содействие в осуществлении агрессивных действий, развертывании вооруженного конфликта против Украины — деятельность с целью облегчить, помочь, поддержать врага при осуществлении действий, направленных на нанесение ущерба суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины».

«Положения закона не прописаны таким образом, чтобы они подпадали под критерии юридической определенности, чтобы они давали представление о том, что, например, включает в себя «сотрудничество с врагом», кто такой враг, что такое «агрессивные действия». Мне, например, известен термин «агрессия», а что такое «агрессивные действия», я не знаю», — сообщил Богдан Мельникович.

Юрист обратил внимание на то, что в статье 10 законопроекта говорится о формах коллаборационизма.

«Согласно тексту, все приведенные формы можно разделить на две группы. Одна группа – это действия, подпадающие под уже действующие статьи Уголовного кодекса (например, государственная измена, терроризм, участие в незаконных вооруженных формированиях). Другая группа прописана довольно сумбурно. Здесь описаны такие «формы коллаборационизма», как «оккупация и аннексия территорий Украины», «наращивание военных группировок у границ Украины и на временно оккупированной территории Украины, в частности, размещение тактического ядерного оружия», «блокирование усилий Украины относительно противодействия монополизации стратегических отраслей экономики иностранным капиталом, о лишении зависимости от монопольных поставок критического сырья, прежде всего энергетических ресурсов», «торгово-экономическая война»… Я плохо представляю себе работу этих 50 членов комиссии, которые будут решать, например, подпадают ли действия конкретного человека под такую «форму коллаборационизма», как «торгово-экономическая война»», — подчеркнул юрист.

Кроме того, он отметил, что «в тексте идет речь об «организации массовых мероприятий политического характера (митинги, демонстрации, пикетирования, страйки), в рамках сотрудничества с врагом, с целью содействия и оказания ему помощи в осуществлении агрессивных действий…» (отмечу, что страйки – это, вообще, форма защиты трудовых прав)».

термины1

термины2

«Например, «организация массовых мероприятий». Каким образом комиссия может проверить информацию о том, что, к примеру, митинг или страйк незаконны?», — говорит Богдан Мельникович.

Он отметил, что текст законопроекта несет серьезные коррупционные риски, кроме того, такой закон может быть использован для устранения политический оппонентов.

«Если мы говорим о работе комиссии, то она, помимо того, что обнаруживает следы этих деяний, должна установить причинно-следственные связи, добыть доказательства. И если в суде это всё происходит в рамках определенного уголовного процесса, и отступление от норм этого процесса приводит к тому, что доказательство обвинения является неприемлемым для суда, то трактовка любых доказательств такой комиссии, естественно, будет субъективной, и никакого предохранителя от вынесения комиссией несправедливых решений нет. А это огромные коррупционные риски, риски использования комиссии для борьбы с политическими оппонентами», — подчеркнул Мельникович.

Он отметил, что «формы коллаборационизма, представленные в тексте законопроекта, либо покрываются уже действующими нормами Уголовного кодекса, либо носят совершенно абсурдный характер, как например, «аннексия и оккупация территорий Украины»».

«Кроме того, обратите внимание: статья 18 – там указано, что проверка может быть проведена «по заявлению лица, которое намерено пройти проверку; по инициативе Комиссии; по сообщению третьего лица, в случаях, определенных этим Законом обязательными». По сообщению любого лица другое лицо может подвергнуться проверке этой комиссии. То есть, я сообщаю комиссии, что, например, Иван Иванов – сотрудник «органов» так называемой «ЛНР», и, исходя из текста законопроекта, этот Иванов должен пройти некую проверку», — привел пример юрист.

«Закон нежизнеспособен, и не продержится дольше, чем продлится первое заседание профильного комитета», — резюмировал Богдан Мельникович.

Народный депутат: «Мы можем повторить негативный опыт Германии»

Как стало известно Informator.media, народный депутат Наталья Веселова разработала альтернативный законопроект, и собирается зарегистрировать его в установленный законом срок, так как не согласна с текстом законопроекта «Про захист української державності від проявів колабораціонізму».

«Необходимо соблюдать последовательность: сначала освобождение территорий, и людей, которые находятся на оккупированной территории как заложники, а потом уже создание переходного законодательства и наказание виновных. А законопроекты, которые разделают общество и усугубляют ситуацию, не способствуют возвращению территорий», — подчеркнула парламентарий.

«В момент объединения Восточной и Западной Германии тоже создавались подобные комиссии. Я общалась с немцами, моими коллегами, парламентариями, и они как один говорят, что эта комиссия сыграла очень негативную роль в объединении. Мы можем повторить этот негативный опыт и получить несколько поколений людей, пораженных в правах», — говорит Веселова.

Кроме того, нардепа настораживает, что комиссию предлагается создать при Президенте Украины, так как «Петр Порошенко не всегда будет Президентом, после следующих выборов это может быть какой-нибудь Вилкул, Бойко, или Медведчук».

Наталья Веселова подчеркнула, что подготовленный ею законопроект значительно отличается по тексту от законопроекта «Про захист української державности від прояві колабораціонізму».

«В моем тексте отражено желание наказать виновных, но виновных в военных преступлениях. Имеются в виду все люди, которые держали в руках оружие, и совершали военные преступления, которые определены международными нормами и действующим украинским законодательством; те, кто входил в органы управления псевдореспублик; те, кто отдавал приказы незаконным военным формированиям», — подчеркнула Наталья Веселова.

Она акцентировала, что «те люди, которые не держали в руках оружия, ни не совершали военных преступлений, смогут пройти процедуру очищения, существует такое понятие, как амнистия».

«Термин «коллаборант» в своем законопроекте я не использую. Я опираюсь на действующее украинское законодательство и международные нормы, которые ратифицированы Украиной», — резюмировала Наталья Веселова.

Своей точкой зрения поделилась и Олеся Цыбулько, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (2016-2017гг.). Она отметила, что создание такой «комиссии» является нарушением прав человека, а «в будущем это грозит тем, что заключения «комиссии» будут признаны через суды недействительными, и Украина еще и заплатит по решениям ЕСПЧ за вынесение таких решений и создание такой, условно говоря, системы наказания».

«Если говорить об альтернативном законопроекте, то он, скорее, демонстрирует существующее положение вещей. Украина признала юрисдикцию Международного криминального суда по событиям на Майдане, в Крыму и Донбассе, но об этом очень мало говорят. Что это означает? Что, несмотря на то, что Украина не ратифицировала Римский статут, все военные преступления будут наказаны», — акцентировала Олеся Цыбулько, добавив, что это следует учесть тем, кто манипулирует Минскими соглашениями в контексте якобы «полной амнистии преступников», хотя на самом деле указанный документ подразумевает амнистию только для тех, кто не совершал военных преступлений.

По ее словам Олеси Цыбулько, в случае принятия документа Украину могут обвинить в нарушении Минских договоренностей, к которым привязаны санкции против России – один из немногих факторов, сдерживающих агрессора.

Марина Курапцева, для Informator.media

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: